} -->

среда, 22 августа 2012 г.

Ветер странствий


 УВИДЕТЬ ТУНИС...
                          И ЖИТЬ СНАЧАЛА

(С.  Великоредчанина )



Самолет мерно гудит, впереди 4 часа полета. Вот и закончилась эта удивительная поездка. Никто из нас троих не ожидал, что «Леди Вита» (да простит меня редакция!) за просто так (мы всего лишь поделились своими мыслями!) раздает такие шикарные путевки «левым» людям вроде нас. Я пытаюсь упорядочить свои мысли и впечатления. 



Чем был Тунис для нас? А может, их было три?
Я смотрю на энергичную, целеустремленную, умную и практичную Ирину, маленькую, стройную и красивую, похожую на итальянку. Наверное, для нее Тунис – это еще одна удачная поездка, талассо, загар, экзотическая Сахара и шоппинг. Из минусов – не очень вкусная еда и отсутствие развлечений в отеле по вечерам.
А Аннушка? Милая, добрая, покладистая, домашняя, «невыездная барышня», «луноликая богиня»... Наверное, для нее Тунис – это ее первый «выход в свет». Манящий, удивительный, пугающе-интересный, в чем-то удачный, в чем-то не очень (то голова болит, то укачало), еще не до конца прочувствованный и понятый.
А для меня? Чем был Тунис для меня? Я просматриваю сделанные в поездке фото и как жемчужины перебираю воспоминания...
Вот мое первое знакомство с морем. Мы сразу понравились друг другу. Море было не обезображено волнорезами, как в Сочи, оно вальяжно раскинулось от горизонта до горизонта и манило меня барашками волн, как пальцами руки. Море было ласковое и игривое как котенок, оно качало и кружило меня, шаловливо обдавая горько-солеными брызгами. Даже на большой глубине было отлично видно дно и очень важных и степенных тунисских килек, прогуливающихся вдоль берега...
А это наше знакомство с историческим центром Хаммамета – Мединой. Узкие улочки городка, где на первых этажах сплошные лавочки с товарами. «Руси, смотреть, хорошая цена! Руси, сюда, пожалуйста! Привет, как деля? Караул, банкрот, саботаж! Сколько стоит карамболь с русской?...» Ну и где на нас написано, что мы русские? Через 15 минут мы выскочили из Медины как ошпаренные с вытаращенными глазами, так и не успев ничего рассмотреть. «Непередаваемые отютения!»
А вот первая экскурсия. Гид, имя которого я не расслышала – потрясающий рассказчик. Скучная и сухая история об основании Карфагена и Пунических войнах вдруг оживает и расцветает разными красками. Мы, затаив дыхание, ловим каждое слово, то и дело взрываясь смехом. Это настоящий театр. Театр одного актера. Максим Галкин отдыхает!
 Сиди-Бу-Саид. Бело-голубой город утопает в зелени и аромате жасмина. Женщина в голубой косынке и белом халате моет окно ярко-голубой жидкостью. Вдоль узенькой улочки разместились торговцы сувенирами, здесь и национальная одежда, украшения, чеканка, мозаика... Пожилой тунисец втыкает мне за ухо благоухающий букетик жасмина, и я иду, блаженно улыбаясь. «О, вы ищете себе мужа!» - спускает меня с небес на землю гид.  Ну и пусть думают! Все равно красиво и приятно пахнет!
Город святого Саида не может не иметь своих поверий: если взяться за две из трех ручек двери, то можно обеспечить благополучие мужу, себе или детям. Ну, я не стала особо мучиться с выбором. Дал же нам Бог зачем-то ноги!
В бело – голубом кафе с видом на парк и город мы пьем удивительно вкусный обжигающе-горячий сладкий тунисский чай с мятой и кедровыми орешками из изумительно красивого серебряного чайничка, украшенного чеканкой.
Сиди – Бу – Саид – это место, где сливаются воедино море с барашками волн и небо с белоснежными перьями облаков.
Картадж, центр мира. Неправильное название Карфаген. Город – легенда. «Карфаген должен быть разрушен!» Не вышло, господа хорошие! Даже время оказалось бессильным стереть его с лица земли. И не верим мы теперь благодаря гиду сказкам победителей-римлян, писавшим о побежденных карфагенянах разные гадости, типа жертвоприношений детей. Детская смертность и так была высока, до 10 лет детей особо и не считали, все равно половина не выживет, а мальчикам надевали сережки и одинаковые с девочками одежды – авось, богиня смерти попутает, кого забрать...
Развалины подземных, хозяйственных помещений терм поражают своими размерами. Куда там до них современным навороченным талассо-центрам! Разучились мы, ребятки, строить!
А вот мы в самом большом в мире кинотеатре исторического фильма – музее фресок в Бардо. Все актеры давно умерли – и живут во фресках уже около 2 тысяч лет.
Вот торговец лошадьми рекламирует свой товар. Портреты хозяина, его жены и каждая лошадь индивидуальны и узнаваемы. А вот рыбак в бейсболке, мускулистый моряк в лодке под парусами, каждая черточка лица, каждый изгиб бровей прописан и неповторим, потрясающе красивая женщина, хозяин виллы с женой и рабами в окружении сельхозпродукции. Оливы и виноградники ж, однако! И французы тут ни при чем. Все было задолго до колонизации. А это поздние фрески, времен христианства: схематичные религиозные рисунки, надписи. Все, искусство фресок умерло вместе с мастерами.
Так, а сегодня у нас банный день. 10 часов в талассо-центре, на сколько денег хватит. Бассейн со всевозможными водными прибамбасами – пушки на разной глубине, фонтаны, горячая-прегорячая джакузи, пенные ванночки и прочее-прочее. Вот где можно хорошо поразгонять свои жиры!
Хаммам, турецкая баня. А как же без нее! Ну, в русской бане, допустим, пожарче будет, да и дерево свой аромат дает, а тут сплошной кафель, но тоже ничего, красиво. Пилинг – это святое, надо снять всю старую кожу, чтобы подготовиться к процедурам. Умелые руки хаммамщицы мнут, трут и терзают какими-то мочалками, щеточками, скребками, а потом ведро горячей воды, а потом холодной... И не надо затыкать уши и смеяться, предупреждать надо, что вода холодная! Потом намазали с головы до пяток какой-то грязью с водорослями, обмотали целлофаном и опять в парилку. Я старательно потею, а мускулистый красивый араб, гордый как корабль пустыни, как бы невзначай демонстрирует свои бицепсы, трицепсы и прочие прелести, бросая на меня выразительные взгляды. Что поделаешь, у нас, блондинок, специфическая репутация. Ладно, пусть помечтает, и мне, глядишь не скучно: какое-никакое, а шоу.
Теперь под душ (Вау! А кожа-то и впрямь шелковая! Хочу курс талассо!), потом в бассейн, потом на массаж. Пожилая леди порекомендовала мне массаж под душем с аромомаслами как особо полезный и даже познакомила с самым лучшим, по ее мнению, массажистом с непроизносимым именем. Что ж, попробуем.
М-да, массаж, конечно, несколько специфический, я бы даже сказала, несколько эротический. Ну да ладно, раз леди сказала, что полезно... Я закрыла глаза и расслабилась. Парнишка тщательно разминает мне каждый пальчик, каждый суставчик, каждую целлюлитинку, щедро поливая ароматным цитрусовым маслом, время от времени орошая теплым душем. Я послушно изгибаюсь под умелыми руками массажиста и таю, таю, таю... Ой, а это чего это там такое? «Нет, месье, массаж в номере мы продолжать не будем, сожалею, но у меня совсем нет времени. Завтра меня ждет Сахара!»
Перед отъездом в инете я читала, что самый лучший гид по Сахаре Самир. Возможно, но я бы предпочла того, из Карфагена. Ух ты, знакомая фигура! Мне определенно везет! «Здравствуйте, я ваш гид, меня зовут Самир» - Да уж, конечно уж, жизнь удалась…
Амфитеатр Эль Джема издали казался полуразрушенным, но он жил, как и прежде, только теперь по округе разносился не рев диких зверей и не вопли гладиаторов, а звуки музыки. Раз в год, в июле, здесь проходят фестивали симфонических оркестров или джазовой музыки. Акустика, говорят, бесподобная. И как 2 тысячи лет тому назад, люди на трибунах в перерывах обсуждают свои дела, перспективы торговли, бизнес-планы, проводят деловые встречи. Времена меняются, люди - нет…
А сейчас здесь бродили толпы туристов, с изумлением взирающие на высокие 36-метровые стены амфитеатра с многочисленными окнами, обеспечивающими и освещение, и прохладу, и акустику.
Жилища коренных жителей – троглодитов, вырытые в холмах пещеры с овальными сводами, были весьма неприхотливы. Ковры, шкуры баранов, кое-какая утварь. Зато прохладно и хозяйке уже 92 года, значит и здесь можно жить. Наш гид Самир, невесть когда преобразившийся в жителя пустыни, демонстрирует нам процесс приготовления оливкового масла, а младшая невестка с ребенком на руках угощает нас мятным тунисским чаем, и опять в путь.
Знаете ли вы, что такое Сахара? Нет, вы не знаете, что такое Сахара! Ее нельзя узнать из умных книжек и TV, ее нужно почувствовать!
Сахара – она такая разная и по-своему прекрасная в своих многочисленных ипостасях. Это и бескрайние равнины с огородами с верблюжьей колючкой (оказывается, они так барханы укрепляют, чтобы не ползали, где попало), и застывшее в своем величии соленое озеро Шотт Эль Джерид, покрытое сугробами соли с маленькими лужицами розовой воды, оставшейся после дождя, и рощи финиковых пальм, отягощенные гроздьями спеющих фиников, и рдеющие на солнце гранаты, и благоухающий воздух, и невысокие Атласские горы, изрезанные живописными ущельями, и, конечно же, бесконечные барханы щекотного на ощупь и удивительно сыпучего песка…
Зов предков. Де жа вю. Память генов. Называйте, как хотите, но как только прошел первый испуг от поднимающегося под тобой верблюда, я уселась поудобнее и неторопливо поплыла по барханам, слегка покачиваясь в такт шагам верблюда, с любопытством оглядываясь по сторонам. Кто-то из нашего каравана получал видимое удовольствие от езды и даже снимал на камеру, кто-то висел мешком, кто-то дико хохотал от восторга, кто-то предпочел сесть в запряженную осликом тележку. Национальная одежда и завязанные на головах шарфы делали нас похожими на жителей пустынь.
Дикий красавец-туарег на горячем изукрашенном скакуне галопом мчится по барханам, крепко прижимая к груди драгоценную добычу – белую, как снег, московскую принцессу. Я спиной чувствую его охотничий азарт, и кровь вскипает у меня в жилах. Все это было, было, я точно знаю! Только не помню, когда…
Закат солнца великолепен, хотя почти неуловим. Солнце внезапно ныряет в песок, оставляя за собой только багряный отсвет на небе.
Раннее утро. Мы мчимся на джипах по «сахарским горкам», дух захватывает от крутых виражей, а впереди уже маячит инопланетный мираж – декорации к «Звездным войнам». Прямо за барханом Алжир, можно сбегать по-быстрому за границу в туалет. Никакой проволоки и минных полей мы не увидели, только пограничный столб с надписью.
Последняя остановка – город Кейрауан, славящийся своими коврами. Ручная работа, изумительные краски, меняющие цвет в зависимости от освещения, оригинальные рисунки, кое-какие сувениры из оливкового дерева, ценность которым придает сам материал: олива слишком ценна, чтобы рубить ее молодой, поэтому срубают только сохнущие деревья, которым уже под тысячу лет.
В последний день на море я сделала для себя удивительное открытие – море и пустыня, оказывается едины, как инь и янь: барханы моря, волны пустыни, они одинаково неуловимо прекрасны и изменчивы. Я взлетаю на очередную волну, задыхаясь от восторга и любопытства: что там впереди? Опять волна? Какая неожиданность!

Так что же для меня Тунис? Может это росток новой жизни? Яркий эпизод в начале очередного крутого виража в моей судьбе? Или глубокий глоток воздуха перед прыжком в бездну?
«Пристегните ремни, мадам, мы взлетаем…»




СИЦИЛИЯ – МОРЕ, МАФИЯ И ЭТНА
(часть 1)
Говорят, если хочешь что-то получить, нужно упорно этого добиваться. Не знаю, у меня это правило не срабатывает. Я использовала все возможности, чтобы в отпуск съездить хоть куда-нибудь – бесполезно! Я смирилась и... «Не то с небес, не то поближе, раздались...» СЛАДКИЕ слова: «Аптека выиграла путевку на Сицилию от фирмы Лореаль, Вы готовы?»


Конференция в Сицилии. 4 дня, в сущности даже 2 с хвостиком. Много это или мало? 1 день - великолепные тренинги – лучшая возможность для тех, кто хочет продавать марки Иннеов и Ля Рош Позе, чтобы выиграть поездку и... досадная преграда к вожделенной Сицилии для тех, кто не на словах, а на деле уже доказал приверженность марке высокими продажами. Даже обещанные роскошные ужины с дегустацией всевозможных сицилийских блюд и вин не могли заглушить желания почувствовать Сицилию изнутри.
Впрочем, если спать по 3 часа в день, может еще не все потеряно? Месяц я бродила по виртуальной Сицилии, карабкалась на Этну, загорала на Липарских островах, бродила по развалинам Сиракуз, любовалась храмами Палермо и Агриженто, пила кофе в ресторанчиках Таормины. И вот в иллюминаторе видна дымящаяся Этна, квадратики полей, стеклышки озер и бескрайнее море...
Ги де Мопассан писал: «Если кому-то выпадет провести на Сицилии хотя бы один день, и он спросит меня, что необходимо увидеть, я без сомнения отвечу – Таормину!» Естественно, сразу после ужина мы помчались туда, благо устроители конференции жили всего лишь в 5 км. С итальянским языком у всех было никак, с английским кое-как, но можно разговаривать еще и руками!
«Шумахер» на автобусе мчался по узкой спирали в гору, едва вписываясь своими габаритами в повороты, и рассказывал о своей русской невесте Зое. Побережье переливалось ожерельем огней, сувенирные магазинчики вдоль дороги зазывали ярко освещенными витринами, над дорогой сияла кокошниками иллюминация, туристы и местные жители лениво потягивали какие-то напитки в уличных ресторанчиках.
Город прилепился к горе, поэтому дома уступами поднимаются вверх, тесные переулочки – лесенки уставлены подсвеченными резными вазами с цветами и небольшими деревцами. Столы с подпиленными ножками вполне устойчиво стоят на этих лестницах, а стулья умещаются на широких ступенях. В кафе-мороженом за прилавком зажигательно пляшет команда продавцов. На площади художники рисуют портреты туристов, в качестве образцов выставив портреты знаменитостей и звезд Голливуда, побывавших здесь.
 На каждом шагу попадаются разные диковины. Вот какой-то храм-музей. За стеклом мини-Таормина прошлых веков живет своей жизнью. Рыбаки ловят рыбу, мастеровые в своих домах лепят горшки, крутят жернова, женщины нянчат ребятишек. Иконы на стенах вполне в современном духе: у Богородицы сияет электрический нимб, а, опустив в прорезь монетку, можно зажечь лампочку-свечу.
Многочисленные сувенирные лавочки работают «до последнего клиента», и мы с интересом перебираем местные поделки из застывшей лавы, кораллов, итальянского стекла. Рыцари-марионетки с суровыми лицами, приподняв забрала и опустив мечи, охраняют покой местных жителей. Голова Медузы-Горгоны в окружении трискелиона - 3 бегущих ног, строго взирает на пришельцев. Змеи ее волос усыпаны колосьями пшеницы и фруктами, у некоторых голов есть еще и крылья.
 Государственные магазины уже не работают, а этот закрыт решеткой лишь наполовину. Мы с любопытством заглядываем в окно, не решаясь войти.
- Заходите, заходите, - открывает нам дверь продавщица. Соотечественница. Сразу узнала своих. Мы получаем исчерпывающую информацию по маркам вин и оливкового масла, особенностям местного шоколада, дегустируем все подряд, пакуем пакеты с «добычей».
Но пора в отель. Скоро рассвет – надо чуть-чуть поспать.
Горизонт начинает светлеть, на темном море появляется золотистая дорожка от восходящего солнца, ногой время от времени задеваешь то ли рыб, то ли медузу, каждый раз вздрагивая от неожиданности. Еще 30 минут и уже светло. На груди моря покачиваются яхты, залив полукругом охватывает браслет зелени и невысокие горы.
На побережье начинают открываться лавочки. Предприимчивый индус мастерит нам украшения по заказу из своих заготовок: шарики лавы, кусочки кораллов, стеклянные бусины, серебряная проволочка – любой каприз за Ваши деньги! Торг уместен. Первым покупателям – скидки!
3-4 этажные домики тоже просыпаются. Кстати планировка квартир у них обычно не горизонтальная, а вертикальная: на 1 этаже кухня, на 2 – спальни и комнаты для гостей, на 3 – зал, на крыше терраса. А во дворе маленький садик с парой деревьев и цветами.
Мы все дальше и дальше удаляемся от места проведения конференции, не в силах противостоять магии Сицилии...
Таормина днем – это уже другая Таормина, и ее непременно надо вновь открыть для себя. Ее пространство уже не ограничивают уютные огоньки. Теперь это море зелени, лазурное море с высоты птичьего полета, безумно-голубое небо с косматым солнцем, нарядные домики, небольшие католические соборы и, конечно, Этна на горизонте. На площади два итальянца задорно поют под национальные инструменты. В ресторанах продается невкусная пицца и изумительные пирожные с кремом, рыба-меч, запеченная на решетке и всевозможная паста. И знаменитая сицилийская Мальвазия Липари – вино, в котором в 18 веке утопился какой-то французский герцог, сочтя такую смерь самой достойной для своего сана.
Уже вечером мы добираемся до полуразрушенного греческого театра, из которого доносятся подозрительные звуки: сегодня вечером здесь будет концерт, и музыканты репетируют попурри из классической музыки. Это так неожиданно и символично. Прошлое и настоящее на одной сцене, в окружении колонн, видевших трагедии Эсхила и комедии Менандра.
Весь день время от времени слышны выстрелы. Для фейерверка вроде рановато. Похоже это Этна приглашает нас в гости.
- Вы идете на остановку? – вопрос на английском, но я рассеянно отвечаю: «Да»
- Ага, вы русские! – итальянец чуть не пляшет от восторга и начинает рассказывать о том, как он был в Петербурге – красивейшем городе из всех виденных им. Мы гуляем по побережью и разговариваем о Сицилии, России, конференции. Особенно взволновало нашего знакомца, журналиста местной газеты, информация о высадившемся на Сицилии десанте из 250 девушек неземной красоты из разных уголков России.
- А мужики-то не знают! – явственно читалось в его искаженных душевной болью глазах!
   Да, и его и наш английский были далеки от совершенства, но, оказалось, что есть и общий язык – язык музыки. Наш знакомец прекрасно пел песни Аль Бано и Повери, Пупо, Тото Кутуньо, Челентано, а мы с удовольствием ему подпевали.
Все, пора в гостиницу – завтра нас ждет Этна!!!







3 комментария:

  1. Какой увлекательный рассказ! Будто сама там побывала)) Спасибо за яркие впечатления!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. спасибо Наталья. жду от Светланы продолжений.

      Удалить
  2. Интересное путешествие!Я мечтаю путешествовать!Ваш пост ярко,красочно описывает достопримечательности.Желание путешествовать,переходит в уверенность - Всё впереди!

    ОтветитьУдалить

спасибо за ваш комментарий. Он очень важен .

онлайн-TV